история войн и военных конфликтов


Главная страница » Современные войны » Современные войны » Войны и конфликты 2018 года по данным Международного института стратегических исследований (IISS)

Войны и конфликты 2018 года по данным Международного института стратегических исследований (IISS)

Лондонский институт дал для 2018 года 33 вооруженных конфликта в шести глобальных регионах мира (Америка, Азиатско-Тихоокеанский регион, Европа и Евразия, Ближний Восток и Северная Африка, Южная Азия и Африка к югу от Сахары). Список конфликтов в издании 2019 года несколько отличается от издания 2018 года. Во-первых, в этом году был добавлен вооруженный конфликт в Камеруне. Регулярные боевые действия начались после того, как сепаратистские группировки взяли в руки оружие против правительственных сил в Юго-Западном регионе страны с целью создания независимого англоязычного национального государства (Амбазония).Во-вторых, некоторые конфликты были сгруппированы вместе на основе общих ключевых характеристик, таких как факторы или значимые связи между вооруженными группами. Доклад по северо-восточной Индии за этот год включает все конфликты, которые велись в Ассаме, Манипуре и Нагаленде этническими националистическими группами против центрального правительства. Конфликты в Мьянме также были объединены, суммируя все этнические вооруженные организации на периферии страны.

В Мьянме мирная линия Национально лиги за демократию наталкивается на вмешательство КНР во внутренний конфликт в этой стране. Китай поддерживает несколько этнических вооруженных группировок на северо-востоке страны.

В Ливии продолжается анархия, одна из группировок сделала ставку на силовой захват власти. Боевые действия приблизились к Триполи.

Обострился Кашмирский конфликт, 2018 год стал самым смертоносным за десятилетие индийско-пакистанского противостояния. Погибло почти 490 человек. Пограничный конфликт февраля-марта 2018 года стал самым значительным за два десятилетия (с Каргильской войны 1999 года).

В Южном Судане перспективы мирного соглашения остаются туманными, межплеменная война на фоне борьбы за власть президента и его соперника в этой "свежеиспеченной" стране продолжается.

В Судане центральное государство воюет с различными вооруженными группировками в провинциях Голубой Нил и Южный Кордофан, а также в Дарфуре.

Центральноафриканская республика - еще один пример прогрессирующей анархии в эфемерном государстве. Две группировки, которые начали нынешний конфликт в 2013 году, к концу 2018 года раскололись по меньшей мере на 17 местных организаций. Рассеянные по всей стране и коллективно контролирующие около 70% территории страны, немногие из этих групп преследуют политические цели.Некоторые все еще стремятся получить свою "справедливую" долю политических должностей и бюджета, но многие просто хотят сохранить контроль над "своими" районами, эксплуатировать природные ресурсы, получать прибыль от маршрутов контрабанды и крупного рогатого скота, а также облагать налогом общины, которые они якобы защищают от местного бандитизма или этнического насилия.

В ряде конфликтов торговля наркотиками является неотъемлемой частью экосистемы войны. Например, на границах Афганистана и Мьянмы вооруженные группы участвуют в полной цепочке поставок наркотиков – от защиты посевов до контроля за маршрутами контрабанды и направления наркотрафика. В Центральной Америке незаконный оборот товаров и другая преступная деятельность привели к возникновению банд, которые в настоящее время диктуют поведение граждан, проживающих в районах их контроля, обеспечивают соблюдение социальных норм и даже обеспечивают основные средства к существованию. В Сальвадоре, Гватемале и Гондурасе наркомафия научилась эксплуатировать, внедрять и подчинять политическую систему своим преступным целям, подрывая государственные институты, но не вытесняя их. В Колумбии марксистско-ленинская Национально-освободительная армия конкурирует с организациями наркобизнеса за районы в джунглях, имеющие доступ к золотым рудникам или лабораториям по производству коки, а также за молодежь в трущобах, надеющуюся на выгодные задачи.

Транснациональные сети, такие как группы, преследующие глобальный джихад, а также геостратегическая конкуренция, все это формирует и переплетается с микроуровнем и общинными источниками конфликтов.Джихадизм вторгся в Западную Африку и Юго-Восточную Азию благодаря своей способности принимать местные нарративы и включать местные жалобы в свою повестку дня. Интернационализированные радикальные исламистские сети также начали связывать боевиков в Восточной Африке, передавая финансовые средства и опыт из разных стран (таких как Мозамбик, Сомали, Судан, Танзания и Уганда). При поиске новых оснований их стратегии вербовки смешивали финансовые возможности с идеологическими посылками.Например, на севере Мозамбика радикальные группировки добились значительных успехов в привлечении новобранцев, возмущенных политическим классом, чья практика добычи ресурсов уже давно исключает местное население и не позволяет перераспределить природные богатства страны.Мятеж "Боко Харам", разворачиваются через государственные границы, в данном случае с участием территорий Камеруна, Нигера, Нигерии и Чада. Противоположным и крайним случаем в этой категории является Рио-де-Жанейро, единственный вооруженный конфликт вобзоре, который ограничивается городским центром.

На Ближнем Востоке и в районе Африканского Рога внешние воздействия проявляются в более традиционной форме вмешательства иностранных держав.Геополитическая и геоэкономическая конкуренция развернулась на полях сражений в Сирии и Йемене, а также в рамках двусторонних соглашений о безопасности и торговых сделок вдоль Красного моря и Аденского залива с Китаем, Россией и государствами Персидского залива, преследующими свои геостратегические интересы в Сомали и Судане.

В Западном полушарии конфликты затронуты следующие страны: Бразилия (Рио-де-Жанейро); Колумбия; Сальвадор; Гондурас; Мексика (картели).

В Азиатско-Тихоокеанском регионе воюют: Мьянма (этнический сепаратизм на окраинах); Филиппины (Абу Сайяф); Филиппины (сепаратизм моро); Филиппины (Новая Народная армия, коммунисты); Южный Таиланд (исламский сепаратизм на юге).

Для Европы и Евразии отметились Армения-Азербайджан (Нагорный Карабах); Украина.

Ближний Восток и Северная Африка: Египет (Синай); Ирак; Израиль-Палестина; Ливия; Сирия; Турция (Рабочая Партия Курдистана); Йемен.

Южная Азия: Афганистан; Индия (маоисты); Индия (сепаратисты Северо-Востока); Индия-Пакистан (Кашмир); Пакистан.

Африка к югу от Сахары: Камерун; Центральноафриканская Республика; Демократическая Республика Конго; бассейн озера Чад (Боко Харам); Мали (исламисты Сахеля); Нигерия (столкновения фермеров-скотоводов); Сомали; Южный Судан; Судан.

В 2018 году пять самых смертоносных конфликтов в мире - Сирия, Афганистан, Нигерия, Йемен и Сомали – также были связаны с некоторыми из самых высоких показателей перемещения как беженцев, так и внутренне перемещенных лиц. По состоянию на середину июня 2018 года на конфликты в Сирии, Афганистане и Южном Судане приходилось около 57% беженцев во всем мире (6,3 млн, 2,6 млн и 2,4 млн соответственно).

С прошлого года были прекращены две многосторонние миротворческие миссии. В марте 2018 года миссия ООН в Либерии (МООНЛ) была закрыта после завершения ее мандата, а в январе 2019 года израильское правительство отказалось продлить мандат временного международного присутствия в Хевроне (TIPH) на оккупированных палестинских территориях, заявив, что миссия гражданских наблюдателей действует против Израиля.Новая многосторонняя миссия также началась в начале 2019 года, с развертыванием миссии ООН по поддержке соглашения Худайда (UNMHA) – группы наблюдателей, которой поручено следить за передислокацией вооруженных сил из йеменского портового города.

Источники:

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/editors-introduction

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/notes-on-methodology

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/armed-conflict-and-forced-displacement

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/americas

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/asiapacific

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/europe-and-eurasia

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/middle-east-and-north-africa

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/south-asia

https://www.iiss.org/publications/armed-conflict-survey/2019/armed-conflict-survey-2019/subsaharan-africa